Искажения процесса или взыскание «т.р.»



«Как страшно жить»


(актриса Рената Литвинова)

 

 Очень часто простые гражданские дела имеют сложную и длинную процессуальную историю, вызывая удивление не только у вышестоящих инстанций, но и у самих участников процесса. Это объясняется тем, что суды, по моему мнению, сильно перегружены гражданскими делами, а количество всегда бьет по качеству. Однако, имеется и другая причина – грубая небрежность к требованиям норм ГК РФ и ГПК РФ, т.е. их полное игнорирование со стороны некоторых судей. Правовой нигилизм.

Нижеописанное дело было мною изучено на стадии второго кассационного обжалования со стороны ответчицы и лишний раз убедило, насколько наши суды общей юрисдикции склонны к необъяснимому для меня, процессуальному творчеству.

22 ноября 2005г. истица, со своим представителем обратилась в Октябрьский районный суд с требованием о взыскании с двух соответчиков сумм материального ущерба, причиненного преступлением.

Как известно, любой гражданский спор начинается с искового заявления, с предмета заявленных требований.

По настоящему делу, имеет смысл изложить буквальный текст требований истицы: прошу суд солидарно с ответчиков возместить мне вред путем приобретения и передачи мне в собственность двухкомнатной  благоустроенной квартиры в 148 квартале или в Ж/д. районе г.Улан-Удэ: в районе  Ж/д.  вокзала, Шишковки, ЛВРЗ.

Налицо простота истицы, преумноженная ее мощным представителем (какой-то бывший директор мелькомбинатовского склада).

Иск принимается к производству федеральной судьей Светланой Молчановой и назначается предварительное судебное заседание.

Согласно материалов дела, на рассмотрение приходил только один из двух соответчиков (риэлтеры агентства недвижимости). Являвшийся ответчик, судя по всему, решил извлечь из этого максимум преимущества – всю ответственность он перекладывал на не являвшегося соответчика. Данная позиция со временем возымела действие – истица написала отказ от иска в части требований к нему, направив свои требования в полном объеме к не явившемуся ответчику.

Суд первой инстанции принимает отказ от иска, несмотря на то, что в одном из судебных заседаний этот ответчик признал, что лично им было получено 60 000рублей.

А суть дела такова.

В далеком 2002г. истица Мажина продавала свою трехкомнатную квартиру по ул. Гагарина за пятьсот тысяч рублей, намереваясь приобрести затем двухкомнатную квартиру в том же районе.

Подходящий вариант удалось разыскать через агентство недвижимости, работники которого в дальнейшем и стали соответчиками по их делу. Квартира была продана за пятьсот тысяч рублей, из которых 230 тысяч истица получила от покупателя, а 270 тысяч покупатель передал с согласия истицы риэлтерам для приобретения двухкомнатной квартиры. При этом, истица почему-то составила расписку на все пятьсот тысяч рублей, а не на фактические двести тридцать (это нужно запомнить).

В дальнейшем риэлтер подобрала два варианта квартир, где истица даже успела пожить какое-то время, но в дальнейшем приходилось выселяться, т.к. сделки не могли состояться по разным причинам (разногласия в цене, проблемы с органом опеки и т.д.).

Вышеуказанные спорные деньги (270т.р.) риэлтеры — ответчики по поручению истицы потратили на приобретение микроавтобуса для сына истицы. Однако, в последующем эта сделка тоже была отменена (обнаружение неисправностей и т.д.). Следует отметить, что каждый раз денежные расписки составлялись самой истицей (в получении, в передаче и т.д.).

На каждом этапе расчетов сумма таяла на глазах. Шестьдесят тысяч «прихватизировал» один риэлтер, который в последующем признал это на суде, но истица почему-то отказалась от иска к нему (после отказа от иска, этот ответчик сразу вышел из дела).

Остальные 210 тысяч ушли на микроавтобус, после расторжения сделки с которым, истица почему-то не сдала догонять свои деньги, хотя автобус ею был возвращен.

Истица пошла другим путем – во всем обвинила риэлтеров и предъявила к ним иск о взыскании «ущерба».

Спустя какое-то время в дело вступает вторая ответчица, которая заявила ходатайство о приостановлении, т.к. в отношении нее возбуждено уголовное дело по мошенничеству по заявлению истицы и ее представителя.

Последние ходатайство поддержали, т.к. исковые требования связаны с преступлением.

21 декабря 2005г. суд первой инстанции ходатайство отклонил и вышел на решение по существу – в иске отказать. Истица сразу подает кассационную жалобу, где указывает, что суд преждевременно вынес свое решение,  не дождавшись результатов следствия.

01 февраля 2006г. Верховный суд РБ, рассмотрев жалобу и выслушав мнение ответчицы, которая согласилась (!) с жалобой оппонентов (что бывает редко), решение отменил, указав следующее – суд обязан приостановить производство по делу в соответствии со ст. 215 ГПК РФ, если имеется другое уголовное дело, связанное с рассматриваемым гражданским делом.

Таким образом, несоблюдение обязательных положений ст. 215 ГПК РФ вполне оправданно повлекло отмену судебного решения Светланы Молчановой (хотя по сути отказа в иске, решение было правильным).

 

07 февраля 2006г. определением суда «новое рассмотрение» начинает федеральная судья Оюна Нимаева, которая, после такой отмены, сразу приостанавливает производство по делу.

Неоднократно терзаемое жалобами уголовное дело все-таки прекращается за отсутствием в действиях ответчицы состава преступления. После чего производство по гражданскому делу вновь возобновляется.

Несмотря на то, что уголовное дело было прекращено и ответчица реабилитирована в уголовном аспекте, судья рассматривает иск с одним, вполне очевидным уклоном. Все доводы и возражения со стороны ответчицы воспринимаются мимо.

Не берется во внимание даже очевидный факт того, что у ответчицы не было, и нет никакого обязательства по приобретению для истицы двухкомнатной квартиры да еще «в 148 квартале или в Ж/д районе г. Улан-Удэ: в районе  Ж/д вокзала, Шишковки, ЛВРЗ».

Истица вместе с представителем в свою очередь настаивают на своих требованиях без изменения предмета и основания иска именно в таком виде. В ходе процесса они представляют справку строительной компании «ГЕВС-строй» о стоимости двухкомнатной квартиры в доме по ул. Ключевская в 690 000рублей.

После двух небольших заседаний 21 апреля 2006г. суд выходит на решение.

Судья Оюна Нимаева принимает решение об удовлетворении иска и взыскивает с ответчицы 690т.р. При этом, суд не указывает в качестве чего (долга, ущерба, сбережения и т.д.).

В резолютивной части изложено просто: «взыскать с ответчицы 690т.р.».

Простота хуже воровства.



Хуже процессуального упрощенчества бывает только предвзятость, преумноженная на открытое наплевательство к предмету спора и к участнику процесса.

На данное незамысловатое решение, принятое с грубейшим нарушением норм материального и процессуального плана ответчица, обладающая юридическим образованием заочного отделения, подает кассационную жалобу

.

Во-первых, почему суд первой инстанции изменил предмет иска на свое усмотрение?

Во-вторых, почему суд не уточнил основание иска и вышел на решение, удовлетворив требование по неизвестному основанию?

В-третьих, почему суд не квалифицировал правоотношения сторон, и не установил, какой закон должен быть применен при разрешении данного спора?

В-четвертых, почему и на каком основании суд произвел своего рода индексацию стоимости квартир 2002г. в цены 2005г., не приведя в решении правового обоснования этому действию?

В-пятых, почему суд, начав описательную часть с норм гражданского закона о вреде, затем  в мотивировочной части перешел на нормы о неосновательном обогащения, а затем на нормы гражданского права об убытках?

В-шестых, почему суд не принял со стороны ответчика признание иска в сумме 345 тысяч рублей?

И главное – в качестве чего взыскано «690т.р.»?

24 мая 2006г. судебная коллегия по гражданским делам, удрученно качая головами, отменяет решение, принятое  «Именем Российской Федерации».

Самое интересное, что сторона истца выражая свое мнение по поводу кассационной жалобы ответчика и ее представителя (автора строк), пояснила трем судьям Верховного суда Бурятии, что они сами … НЕ ОЖИДАЛИ ТАКОГО РЕШЕНИЯ (!), пояснив при этом, что в принципе, данное решение является «справедливым».

В кассационном определении указывается, что суд первой инстанции допустил серьезное нарушение норм процессуального права. Проще говоря, нарушены нормы ГПК РФ.

Применив нормы о неосновательном обогащении (вопреки позиции истца), суд оставил без внимания, что требования истицы мотивированы не безосновательным сбережением имущества, а причинением вреда в результате мошеннических действий (как изложено в иске).

Дело вновь передается на новое рассмотрение. Судебный киносериал, часть третья.

С момента подачи иска УЖЕ миновало более полугода.

Проведем предварительный анализ нарушений процессуальных норм со стороны первой и второй судьи, чьи решения были отменены в вышестоящем суде.

Видимо, не всем известная норма ст. 215 ГПК РФ ОБЯЗЫВАЕТ к приостановлению производства по делу и не дает альтернативы суду делать размышления по этому поводу, т.к. это является обязанностью, а не правом суда. Право суда на приостановление изложено в основаниях другой — ст. 216 ГПК РФ.

Судья Светлана Молчанова, работающая судьей уже более двух лет, не может об этом не знать, если учесть, что до работы в суде она длительное время работала адвокатом.

Эта базовая, часто востребованная норма закона, почему-то была проигнорирована.

В итоге – отмена решения суда.

 

Также являются базовыми нормы, изложенные в ст. 39 ГПК РФ – истец вправе изменить предмет или основания иска, увеличить свои исковые требования. Таким образом, законодатель предоставляет такое право только истцу и никому больше. В настоящем случае, судья Оюна Нимаева, работающая судьей уже десять лет, изменила и предмет, и основание иска, руководствуясь, видимо, принципом справедливости, беря, своего рода, на себя роль адвоката истца.

Кроме того, судья непонятным образом, вопреки теории права о кондикции еще и применила на практике измененное ею же основание – неосновательное обогащение не предусматривает прямой индексации. Закон предусматривает лишь взыскание денежных потерь кондикции либо в порядке ст. 395 ГК РФ, либо в порядке взыскания компенсации за неотделимое имущество по ценам на момент возврата (если сбереженное имущество носит неденежную форму).

В итоге – отмена решения суда во второй раз.



В обоих случаях также непонятно, почему судьи не принимали признание иска ни от первого ответчика (на 60 тысяч рублей), ни от второго ответчика (на 345 тысяч). Разве это признание нарушало права истицы, либо кого-то другого?

Позиция сторон по делу (истца и ответчика) в момент обжалования почему-то становится солидарной (это уже не редкость в судах общей юрисдикции) – обе стороны едины во мнении, что решения Октябрьского районного суда выходят за существующие рамки процесса.

 

Дело  принято  к производству молодой федеральной судьей Октябрьского суда Зинаидой Номогоевой.

«Новое рассмотрение» – это еще минимум два календарных месяца и грозит затянуться на все лето 2006г. Не ошибусь, что решение вновь будет обжаловаться.

Складывается такое чувство, что Октябрьский суд решил поупражняться по этому делу, и каждый судья из гражданского состава суда, решил внести свой личный вклад в уважение к нормам ГПК РФ.

Добавить комментарий