Перевод из одного ВУЗа в другой.

Уважаемые специалисты,мой сын взял академический отпуск после окончания 1 -ой сессии 1-го курса гос. ВУЗа в г. Москва.

Сессию сдал успешно. По семейным обстоятельствам пришлось уехать в родной город.

Учился в вышеуказанном ВУЗе на дневном отделении. Скажите пожалуйста, может ли он через год , после окончания академического отпуска перевестись в другой ВУЗ на заочное отделение?

Об иллюзорном праве подачи замечаний на протокол судебного заседания

Место действия —  Москва, Останкинский суд, весна 2010 года.

 

Когда я в первый раз прочла протокол судебного заседания, я расплакалась. В нем искажены (местами с точностью до наоборот) показания свидетелей, отсутствуют даты, которые уточнялись, вопросы сторон и суда, мои ходатайства, реплики и возражения, но, главное, он подписан задним числом – днем судебного заседания, а это значит, что я лишена права подать на него замечания, поскольку процессуальный срок пропущен.

После судебного заседания секретарь судьи Сурниной недели три морочила мне голову, мол, протокол еще не готов. Я бессчетное количество раз звонила в канцелярию, однако дело туда не сдавали.

И вот – на тебе!

Когда я, хлюпая носом, вышла из канцелярии, седобородый адвокат ласково укорял меня в коридоре суда:

— Ну что ж Вы, деточка, так убиваетесь. 

Нужно было в день судебного заседания написать заявление судье, что Вы хотите ознакомиться с протоколом.

— А разве устной просьбы недостаточно? — удивилась я.

Он весело рассмеялся.

Моя наивность, признаться, была чудовищна, я верила в добросовестность судьи и в то, что документы нельзя подписывать задним числом, и знать ничего не знала про профессиональную деформацию ее личности и про то, что в храме правосудия никому нельзя верить на слово и нужно по любому поводу заявлять письменное ходатайство, даже если тебе нужен просто стул (как, помните, в деле Немцова?) 

В последующем я действовала куда более осмотрительно: вовремя писала заявления и сдавала их в канцелярию суда («Ни в коем случае не судье,  — вспоминала я наставления седобородого, —  нужно, чтобы у Вас на руках остался экземпляр заявления с синим штампом канцелярии»).

И вот два месяца спустя после судебного заседания 16 апреля 2010 года, на котором было вынесено решение по моему делу (трудовому спору с дочкой «Транснефти»), мне сообщили о готовности протокола и дозволили, наконец, ознакомиться с делом.

Через пару дней, 23 июня,  я написала ходатайство о восстановлении (не по моей вине!) пропущенного срока и подала замечания на протокол, тщательно сверенные с транскриптом аудиозаписи заседания.

Зря старалась?  результат был тот же.

Определением судьи  Сурниной от 5 июля 2010 года (следите за датами!) замечания на протокол судебного заседания от 16 апреля 2010 года были отклонены, «поскольку [так написано в определении – И.Н.] все существенные сведенья в протоколе отражены».

Законом не предусмотрено обжалование данного определения суда.

Что произошло?

Судья не исследовала мои замечания на протокол на предмет достоверности.

 А зачем? 

Она прочла сам протокол, написанный тезисно, по памяти, два месяца спустя после судебного заседания и тщательно «подправленный» под вынесенное решение, и сочла, что он ее вполне устраивает.

Браво, Марина Владимировна!

Аналогичным образом Определением от 30 июля 2010 года Сурнина отклонила мои замечания на протокол судебного заседания от 21 мая 2010 года по моему второму делу – о причинении вреда здоровью.

Это определение я получила с барабанным боем только 8 ноября 2010 года после жалобы председателю суда с замечательной фамилией Сучков и того, как решение (отказ в моем иске смотрите здесь) «засилил» Мосгорсуд.

Можно ли сказать, что я реализовала свое процессуальное право на подачу замечаний на протокол судебного заседания? Нет. Как выражается Страсбургский суд, оно было иллюзорным.

Можно ли при таких обстоятельствах считать протокол судебного заседания достоверным доказательством?

Однозначно, нет.

Можно ли  доверять решениям наших судов, основывающихся на таких вот протоколах?

Нет, нет и еще раз нет.

А потом Медведев удивляется, почему репутация «железобетонной корпорации судей» опустилась ниже плинтуса?

P.S. С определениями судьи М.В. Сурниной можно ознакомиться здесь

Сатирическая поэма «КРИВАЯ ДОРОГА ЖИЗНИ Н.Наседкина, В.Дорожкиной и суда» (с продолжением от 06.04.2011 г.).

Сатирическая поэма«КРИВАЯ ДОРОГА ЖИЗНИ Н.Наседкина, В.Дорожкиной и суда»(с продолжением от 06.04.2011 г.).

 

Суд в лице уже судьи С.Л.Сорокиной – «Чудище тучно, нагло, огромно, стозёвно и лающее» продолжает свирепствовать!

 

Кратко суть разоблачительной идеи поэмы: исходит из ответа Управления, говорящий о том, что Положение Управления культа Дорожкиной, не что иное, как провокация коррупции:

«Критерии отбора произведений, подлежащих изданию Управлением, определены «Положением об издательской деятельности Управления культуры и архивного дела Тамбовской области» (приказ управления от 29.11.2008 № 151), в соответствии с которым анализ целесообразности издания проводит Научный Совет».Подписал С.А.Чеботарёв, но не разъяснил, что «целесообразность» – это выгода. Но неучи в поэзии поняли правильно, судя по их противоправному поведению.

 

Целесообразность– это старшая сестра коррупции, её мать – корпоративная солидарность, а блат – отец. Братья – надзор прокуроров и воров в законе. Крёстные – методы судебного произвола, в том числе, фальсификация протоколов, запрет доказывания с оговоркой, якобы, не по существу вопросы. Бесконтрольная «Независимость» – это религия999 (Независимость НАОБОРОТ), которой соблазняет Дьявол. Семья называетсямафией. На практике суд – мафии центральное звено. www.litprichal.ru/work/44496/  Поэма «СУД – мафии центральное звено».

 

Судя по Положению об издательстве № 151, в котором оконкурсах ни слова, для того, чтобы «Совет» порекомендовал произведения к опубликованию, надо быть членом литературного кружка «Тропинка» или богатым, бандитом, пронырой, подлизой, иметь родственников, знакомых в администрации области и в управлении культа Дорожкиной и архивного дела. Кроме взяток и в этом заключается «целесообразность».

 

Так как в этом ведомстве чиновники, как и в «Совете» в литературе некомпетентны, то таланты кандидатов не учитываются вообще. Они не могут определить, качественные произведения пишет автор, или нет. Поэтому Положение об издательстве под тем же номером провоцирует не только на взятки, но и на клевету и другие пороки. Подтверждением этому утверждению стало и лжесвидетельство позорных коварныхчленов ГРУППЫ НЕУЧЕЙ в поэзии «Научного» совета при управлении культа ДорожкинойКротовой Т.А., Дорожкиной В.Т., Ивлиевой В.И., Громовой Н.Д., Патриной Л.Н., Дорошиной М.М., Киселёвой Т.В., Земцовой Г.А., Романенко Е.В., Ходяковой Г.И.

 

Все они, опытные лжецы, современные Иуды, вошли в представители безнравственности общества, что было доказано в судах таких же судей Широковой Н.Ф., Мороз Л.Э., Сорокиной С.Л. Из-за поддержки судьями и прокурорами противоречия в показаниях лжесвидетелей и ответчиков, указанных в даже неполных протоколах были проигнорированы, как и все мои доводы. 

К поэме я дописал ещё пять строф, но так как все факты злободневны, то опубликовываю её полностью для тех, у кого есть разум и душа. Я не заметил ни разума,  ни души ни у Сергея Алексеевича Чеботарёва, ни у  Н.Н.Наседкина, ни у только что перечисленных неучей в поэзии, ни у многих чиновников, судей, прокуроров, милиционеров… Все они не умеют читать стихи и, как следствие, не понимают их, хотя и выдают себя за «экспертов» поэзии.

 

Поэма«КРИВАЯ ДОРОГА ЖИЗНИ…

 

Культ личности Дорожкиной в позор Тамбов

вогнал абсурдностью своею.

Парадоксальную затею

изобличить велел мне возмущенный Бог.

 

Чиновничеством, в азбуке стиха чужом,

швырнули звонко чин поэта

Дорожкиной, в элиту влезла что ужом,

верша беззубости без цвета.

 

В тех виршах безыдейно-мелких и сухих

души нет, но зато  есть рифмы.

Все областные средства ей за счёт других! –

Не можем одолеть сей риф мы.

 

Ей в управлении культуры блат как сват, –

руководит её подруга,

книжонки переиздавая. Все ловчат,

завязывая подлость туго.

 

И кульминация – Почётный гражданин

Тамбова, верх дискредитаций

людей известных… Лицемерию сродни

их так порочит визг оваций!

 

Ликует на тропе предвзятости конфуз:

опять из тьмы пролез  наружу

коррупции и недомыслия союз, –

в Тамбове Дума села в лужу,

 

где телевидение плещется уже

не замечая даже грязи 

в «подарочке» от Ивлиевой-протеже

в отстойник гордых несуразиц!

 

Здесь прячется фальсификации пример:

«эксперт поэзии» Наседкин, –

второй Туркевич, он от денег очумел,

за клевету едя объедки

 

с Дорожкинского криминального стола.

В стихах профан он, но – прозаик!

Фантасмагория с печатью сорвала

с тех маски, ложь что заказали

 

ему, как председателю среды Союз

писателей, где есть поэты

и поэтессы-минусы. На что им плюс? –

Дорожкинцы в цинизм одеты

 

при отмывании бюджетного рубля,

от попустительства той власти,

юлит в отписках что, подарочки деля,

среди «Тропинки» и… отчасти.

 

И фестиваль «Литературный марафон»

направлен против всех талантов:

«Уйди же, стимул, из литературы вон, –

дорожкинцам бы больше грантов!

 

Ведь культу личности забавы лишь нужны,

литературный фонд на это.

Мы с ним погреемся в Крыму, не жаль казны, –

в судах расхолодило лето.

 

О, судей «независимость», нам жить даёшь,

стабильно нет на нас управы,

а чуть что: деньги извели на молодёжь, –

культурные пусть знает нравы.

 

На эпиграммы не привыкли отвечать?

Мы реем над ямбохореем,

украсть велит в активе круглая печать,

на зависть делать то умеем.

 

Для популяризации никчёмных книг,

но издаваемых по блату,

отнимем деньги мы у матерей и вмиг

свершим Дорожкиной доплату.

 

Девиз наш: лишь того, кто лучше, не издать!

Пусть настоящие поэты

обиду будут ощущать, на то плевать,

ведь сыты мы и приодеты.

 

Но то – вершина айсберга! Подводный мир

наш подкупной, и этим дорог…

Цинизм Тамбовский так логичен: подкорми…

и вирши выйдут из задворок».

 

Подслушал монолог начальства я не зря,

всё Конституции согласно.

Такой ведь наглости нет даже у царя,

продолжу раскрывать опасность.

 

Чтоб бесталанным членами Союза стать

нужна российская поддержка,

пока за них – властей Тамбовская печать

и телевидений тележка.

 

И вот сопредседатель, первый секретарь,

московский критик в списке сметы,

предвзятость вновь вознесена во всём! Как встарь,

вздыхают местные поэты.

 

По смыслу всё предназначалось лишь для них…

чиновничество же решило:

бюджет себе, Дорожкиной и тем, кто лих,

часть – для российского страшила.

 

Полгода возмущался автор этих строк

мошенничеством, беспределом,

но соучастников средь власти круг широк –

бюджетом мафия владела.

 

Несправедливостью отринутый поэт

попался в зубы той акулы,

что ест всегда лишь тех, несёт в себе кто свет,

не зря же вирусы к ней льнули,

 

коррупцией в законе власти заразив.

В подводном озверелом мире

ей легче наживаться без альтернатив,

чтоб с жиру равной быть транжире.

 

Под видом фестиваля, тайно, воровски,

ублажив фальшь, присущей «приме»,

умаслив приглашённых из Москва-реки,

она амёб в ту лужу примет

 

вне конкурсов, в макулатуру превратив

бюджет, известность – в эйфорию.

Дорожкина за «пыль в глаза» герой почти, –

в обман ввела «Википедию»,

 

для каковой лишь книг количества важны.

В Тамбове издают за славу,

что дарят за подхалимаж и блат чины,

поэтам же дают отраву,

 

невидимую в мутной порченой воде.

Ликует бешено угроза,

что инфузории начнут царить везде,

назло правдивости прогноза:

 

«В болоте затхлом упомянутый Союз

оставит троп следы да рожки.

Наседкин – целесообразностью кургуз, –

Закуска сей сороконожки».

 

Тем временем, лазутчик, вредный «дядя Фред» 

признал в Чеботарёве брата,

изводит кто поэзию, хваля лишь бред,  

организуя фальшь парада. 

 

Здесь чудище живёт под наглой кличкой Суд, –

вредительству страны охрана,

оно рожает и сороконожек тут,

и свор ответчиков обмана.

 

В нём судьи бесятся: Широкова, Мороз,

Сорокина – просчёт природы.

От «независимости» – плутовство вразнос,

без совести решений роды.

 

Лишь целесообразности верны они,

как и преступники в культуре.

И все в бесчестии коррупции сродни,

Решения равны халтуре.

 

Цинично, в государственном масштабе, ух!

ликует ложь из протоколов…

То мафии злорадствует порочный круг

и ржёт над хилостью законов. 

 

Контроля нет, и торжествует криминал

в распорядителях бюджета,

на подкуп судей много раз он их ввергал, –

мотив то данного сюжета.

 

Продолжение последует после ознакомления с текстами Решения и протоколов судьи Сорокиной С.Л.

www.chitalnya.ru/work/190655/ СУДЬЯ МОРОЗ ЗА КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ДОРОЖКИНОЙ  19.06. 2010 г.

www.chitalnya.ru/work/193872/ РЕШЕНИЕ СУДЬИ МОРОЗ, КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА  28.06. 2010 г.

www.litprichal.ru/work/71071/  Ради В.Т.Дорожкиной ОТВЕТЫ на мои вопросы В.И. Ивлиевой – 15.01.2011 02:47

www.litprichal.ru/work/72451/  Судья ШИРОКОВА Н.Ф. препятствует правосудию во имя культа  Опубликовано: 25.01.2011

h.ua/story/314103/ Судья ШИРОКОВА Н.Ф. замарала свою совесть заведомо неправосудным решением из-за предательства законности и справедливости ради подлости В.Т.ДОРОЖКИНОЙ, В.И.Ивлиевой, Н.Н.Наседкина и прочих лицемеров, 31.01.2011

www.litprichal.ru/work/75751/  Криминал приказа № 151 Чеботарёва С.А. для Дорожкиной В.Т. 18.02.2011  (замечания на протокол судьи Широковой)

www.litprichal.ru/work/76063/  ФАЛЬШЬ в Решении судьи ШИРОКОВОЙ Н.Ф. – Публицистика, 21.02.2011 07:53 (Дополнительная кассационная жалоба)

www.litprichal.ru/work/76357/  С.А.Чеботарёв, А.Н.Кузнецов, В.И.Ивлиева, В.Т.Дорожкина и Н.Н.Наседкин вынесли решение по ухудшению Целевой программы в целях дискриминации Тамбовских поэтов. 24.02.2011

www.litprichal.ru/work/80461/  Управление КУЛЬТА ДОРОЖКИНОЙ В.Т. притворяется бестолковым (Разоблачение пояснений), 29.03.2011

www.litprichal.ru/work/80996/  ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ Чеботарёва С.А. для Дорожкиной В.Т. вредна! – Критика, 02.04.2011 23:50

 

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский

незначительная доля ж/помещения

Судья сочла, что я не имею интереса в наследной доли 76/1026 общей долевой собственности в квартире, т.к. это 2,5кв.м жилой площади.В этой квартире я родилась и ее заработали мои родители. В 7-летнем возрасте мама, при разводе с отцом выписала меня из нее в общежитие, где я сейчас и зарегистрирована (2-комнаты гостиничного типа (соцнайм не дают, предлагают только спецнайм). Я оплачиваю жилое помещение, попасть в него не могу (бабушка не пустила даже с участковым, ключи не дает). Что может служить доказательством моей заинтересованности в данной доли. Москва, Бабушкинский суд.

ХОТЕЛОСЬ БЫ ПОЛУЧИТЬ ОТВЕТ ОТ Федоровской Н.Р. Спасибо