1. Подлость Ивлиевой В.И. и Кузнецова А.Н. во имя проталкивания дорожкинцев в ТОСП Наседкина Н.Н. и ДОРОЖКИНОЙ В.Т.

Управление КУЛЬТА ДОРОЖКИНОЙ В.Т. – «Чудище тучно, нагло, огромно, стозёвно и лающее» огрызается, притворяясь бестолковым.

 

Руководители ТОСП изворачиваются технологиями ТОПС

 

ТОСП – Тамбовское отделение Союза писателей, не путать с ТОПС – Тамбовское организованное преступное сообщество, хотя эти компании и схожи по методам деятельности.

 

Лирика для тех, у кого есть разум и душа:

 

ВЕСНА из стихотворения «Месяцы».

 

Темнеет в Марте белый снег…

Снег на земле лежит и плачет,

Кто понял жизни быстрый бег,

Тот знает то, что это значит.

 

Апрель деревья разбудил

И птицы певчей щебетанье,

Он словно юность возвратил,

Когда душа ждала свиданья.

 

И вот пришёл ты, месяц Май, –

Земля цветами разодета.

С весны вуали не снимай,

И не спеши на встречу с летом.

 

Из книги«Взгляд из волнующих лет», стр. 10.

 

Начало www.litprichal.ru/work/71071/ Ради В.Т.Дорожкиной ОТВЕТЫ на мои вопросы В.И. Ивлиевой – Эссе, 15.01.2011 02:47

 

Управление попыталось отозвать мой иск. Мои возражения на отзыв:www.litprichal.ru/work/76357/ С.А.Чеботарёв, А.Н.Кузнецов, В.И.Ивлиева, В.Т.Дорожкина и Н.Н.Наседкин вынесли решение по ухудшению Целевой программы в целях дискриминации Тамбовских поэтов. 24.02.2011

 

Статья получилась большая, возможно я разделю её на несколько частей.

 

Я подал в суд  на то, что управление культа Дорожкиной и архивного дела ответило мне не по существу. В Ленинском суде судья, молодая, довольно милая женщина, обязала меня сократить мои комментарии на ответы В.И.Ивлиевой к иску от 14.12. 2010 года до ответа на вопрос: «Почему не по существу»? Я сократил. Управление на сокращённые комментарии возразило, мол, по существу ответило его начальство. Пришлось объяснять снова, не отвлекаясь от темы «не по существу», то есть разъяснять то, что понятно, по-моему, и дворнику. Здесь Вы увидите коварство руководства Управления.

 

В связи с заданными вопросами 09.11.2010 г., продублированными в  исковом заявлении от 14.12. 2010 года и полученного ответа 19.12.2010 г. привожу краткие комментарии в доказательство неправедности результатов, исходящих от не легитимности «Научного» совета. Для удобства привожу мои вопросы и ответы на них, опровержение возражений управления культа.

 

1. Если на орган исполнительной власти субъекта РФ не возложена безусловная обязанность по публикации авторов за счет бюджетных средств, то почему он публикует, в основном, стихи Дорожкиной и членов её кружка «Тропинка», а другим отказывает?

 

– 1о. «Ежегодно в рамках издательской деятельности управления издаётся более 10 книг. Публикации способствуют популяризации историко-культурного  наследия  области, поддержке  и  развитию  научно-исследовательской  деятельности  областных  учреждений культуры, поддержке авторов высококачественных литературных произведений. Книга В.Т. Дорожкиной «Благая весть» была издана лишь в 2008 году. Указанная книга была рекомендована к печати Научным советом Управления. Книги членов литературно-творческого объединения «Тропинка» ни Управлением, ни подведомственными Управлению учреждениями не издавались.

Ваша книга не была рекомендована к изданию Научным советом».

 

– Ответ не по существу. Поддержке авторов каких высококачественных литературных произведений оказывается внимание? Не указано конкретно. Судя по содержанию номеров 9 и 10 «Тамбовского альманаха» и остальных книг поддержка оказывается неграмотным в поэзии людям, что ещё раз подтвердило такую же неграмотность «Научного» совета и Наседкина.

 

– Вопрос № 1. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев указывает, что ответ Управления не по существу, поскольку в нем не указаны авторы и наименования произведений которые публиковались. Однако, изначально, в вопросе таких требований не содержалось. Таким образом, утверждение, что ответ дан не по существу, не правомерно».

 

– Я не знал, что вместо ответа управление культа Дорожкиной начнёт перечислять свои правонарушения. Нет ответа на вопрос: «почему он (совет) публикует, в основном, стихи Дорожкиной и членов её кружка «Тропинка», а другим отказывает?

 

2. Какие способы выбора произведений при существующей несправедливости, когда Дорожкиной всё, а мне ничего? При ответе прошу не ссылаться на «Научный» совет, ибо он придуман для роли громоотвода, тем более в него входят несведущие лица, что отражено в протоколе судебного заседания от 15.06.2010 г. Прошу запросить дело № 2-1679/10 для приобщения его копий к данному делу.

 

– 2о. «Критерии отбора произведений, подлежащих изданию Управлением, определены «Положением об издательской деятельности Управления культуры и архивного дела Тамбовской области» (приказ управления от 29.11.2008 № 151), в соответствии с которым анализ целесообразности издания проводит Научный Совет. Причин недоверия к Научному совету у Управления не имеется. Это подтверждается и результатом проверки в июне т.г. прокуратурой Тамбовской области, которая запросила для изучения Положение о Научном Совете Управления, протоколы его заседаний, план издательской деятельности на 2010 год. Нарушений законодательства при анализе указанных документов не выявлено. Поэтому менять порядок отбора к изданию специально для Ваших произведений у Управления не было оснований».

 – На вопрос № 2 Управление ответило не по существу и односторонне. Ответа на вопрос вообще нет.

 

– Вопрос № 2. На вопрос Н.П. Лаврентьева о том, как выбираются произведения для опубликования, Управление, в очередной раз, проинформировало Н.П.Лаврентьева, о том, что отбор произведений осуществляется в соответствии с Положением об издательской деятельности. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев указывая, что ответ Управлением дан не по существу, не приводит доказательств своей позиции.

 

– В Положение об издательской деятельности написано, что Совет имеет право проводить анализ целесообразности. Не один способ выбора «целесообразности» в протоколе от 14.04.10 г. не приведён. Нет примеров.

 

3. Если в Положении об издательской деятельности Управления, утвержденном приказом Управления от 29.11.2007 № 151, «Научному» совету Управления было предоставлено право проводить анализстихотворных произведений, то почему он не воспользовался этим правом? Не потому ли, что члены «Научного» совета, как и прозаик Н.Н. Наседкин, неграмотны  в стихосложении? Прошу суд о строгой рекомендации слово «право» изменить на слово «обязан».

 

– 3о. «15.06.2010 г. решением Ленинского районного суда доказано, что сравнительный анализ Ваших произведений с произведениями других авторов не входит в компетенцию Управления».

 

– На вопрос № 3 Управление ответило не по существу.

Нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305 обязывает Управление культуры проводить сравнительный анализ произведений, так как это и есть конкурс.

 

– Вопрос № 3. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев указывает, что ответ Управления не по существу, поскольку позиция Управления по вопросу опубликования авторских произведений противоречит, по его мнению, Федеральному закону от 21.07.2005 № 94-ФЗ и Целевой программе. Тем самым, из комментариев следует, что Н.П.Лаврентьева не устаивает содержание ответа, а не то, что он дан не по существу вопроса.

 

– Сравнительный анализ произведений – это и есть конкурс.

 

4. На каком основании Вы посчитали мои стихи «любительскими», если учесть, что не рекомендовавший их к публикации «Научный» совет отказался от анализа произведений? 

 

– 4о. «Литературный анализ поэтических произведений не входит в компетенцию органов государственной власти и не является функцией Научного совета».

 

– Ответ не по существу и заведомо ложен! Во-первых, не указаны примеры  «любительских» стихов. Во-вторых, литературный анализ (даже сравнительный) поэтических произведений обязывают проводить нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305.

 

– Вопрос № 4. Ситуация с комментарием Н.П.Лаврентьева по данному вопросу, подобна ситуации по вопросу № 3. Кроме того, в комментариях Н.П.Лаврентьев указывает, что Управление не привело примеры «любительских» стихов, однако смысл изначального вопроса не предполагал наличие такой информации в ответе.

 

– На вопрос № 4: «На каком основании Вы посчитали мои стихи «любительскими», если учесть, что не рекомендовавший их к публикации «Научный» совет отказался от анализа произведений?» ответ противоречит пословице: «Взялся за гуж – не говори, что не дюж!» 

 

5. Почему руководителю, Вашему заместителю Ивлиевой, как председателю «Научного» совета дали два голоса, если она вообще не разбирается в поэзии?

 

– 5о. «Организация работы научного Совета определена приказом управления от 07.05.2007 г. № 62 «О создании научного Совета управления, утверждении Положения о Совете и списка членов Совета». При принятии решения по изданию Вашей книги члены Совета проголосовали единогласно. Поэтому преимущество председателя в этом случае не сыграло никакой роли».

 

– На вопрос № 5 Управление ответило не по существу.

 

– Вопрос № 5. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев указывает, что ответ Управления не по существу. Доказательств и пояснений по своей позиции Н.П.Лаврентьев не приводит.

 

– Так почему же, всё-таки, руководителю Ивлиевой, как председателю «Научного» совета дали два голоса, если она вообще не разбирается в поэзии?

 

6. Каким образом «Научный» совет определяет высококачественные литературные произведения, если в нём нет литераторов вообще? Дорожкина не в счёт, ибо она конкурент, тем более, недобросовестный.

 

– 6о. «В соответствии с Положением Научный совет управления обладает правом запрашивать заключения, отзывы от организаций и физических лиц. Профессионализм Н.Н.Наседкина, как литератора, подтверждается уровнем его образования, оказанным ему доверием со стороны членов областного отделения Союза писателей (на общем собрании выбран председателем Правления на второй срок), его опытом в издании поэтических  сборников,  его  произведения  —  участники  многих международных выставок».

 

– Ответ не по существу, ибо разговор может быть лишь о сильных или слабых сторонах качества произведений «Как может оценивать стихи прозаик Наседкин, если он в них ничего не понимает? Наседкин не является не только экспертом, и даже и начинающим стихотворцем или графоманом, о чём предупреждал при подаче заявления. Нет у него документа, что он эксперт. Все члены Совета признались, что они некомпетентны в поэзии и полагаются только на прозаика Наседкина, которого ложно называли «Экспертом. Издавать книги может и корректор, а он не написал ни одного стихотворения, ни одной строфы не анализировал. На судебном заседании под председательством Н.Ф. Широковой он не смог ответить на мой теоретический вопрос по азбуке стихосложения.

 

– Вопрос № 6. Декларируя, что ответ Управлением дан не по существу, в своих комментариях Н.П.Лаврентьев указывает, что Н.Н.Наседкин являясь прозаиком, не может оценивать его произведения. Тем самым, у Н.П.Лаврентьева претензии не по существу ответа данного Управлением, а к профессиональным характеристикам человека оценивавшего его творчество. Таким образом, утверждение, что ответ дан не по существу, не правомерно.

 

– Нет ответа вообще на подобный вопрос: «Каким образом «Научный» совет определяетвысококачественные литературные произведения, если все в нём, включая ПРОЗАИКА Наседкина, все неучи в поэзии?»

 

7. Если «Научный» совет в своём решении полагается не на анализ произведений, а на  отзыв-рекомендации председателя правления Тамбовского Союза писателей, секретаря правления Союза писателей России Н.Н.Наседкина, то для чего нужен «Научный» совет Управления?

– 7о. «Функции Научного совета намного шире, чем только издание авторской литературы. У него есть право привлекать к рассмотрению отдельных вопросов специалистов, не являющими членами научного Совета. Из практики работы члены Совета в своём решении не всегда опираются на мнение сторонних экспертов. В Вашем случае оценка эксперта совпала с мнением членов Совета».

 

– Ответ не по существу. Остальные функции «Научного» совета я не оспариваю. Главное, что Совет ничего не понимает в поэзии. Как были нарушены нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305, как был незаконно организован Совет из неучей по литературе, так незаконно был назначен прозаик Наседкин экспертом по стихам. Никаких экспертов Совет не привлекал.

 

– Вопрос № 7. Н.П. Лаврентьев спрашивает: Для чего нужен Научный совет, если его мнение основывается на рекомендациях Н.Н.Наседкина. Управление ответило, что функции совета значительно шире вопросов затрагивающих издание авторской литературы, привлечение Н.Н.Наседкина было одним из частных случаев работы совета. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев указывает, что ответ Управления не по существу, поскольку позиция Управления противоречит Федеральному закону от 21.07.2005 № 94-ФЗ и Целевой программе, совет ничего не понимает в поэзии. Тем самым, из комментариев в очередной раз следует, что Н.П.Лаврентьева не устаивает содержание ответа, а не то, что он дан не по существу вопроса.

 

– «Научный» совет опирался только на отзыв неуча в поэзии, можно было обойтись без Совета. Повторяю, для чего нужен Научный совет?

 

8. Если  на членов «Научного» совета не возложена обязанность производить сравнительный анализ произведений различных авторов, каким образом планировалось выбирать достойные произведения?

 

– 8о. «Выбор высококачественных литературных произведений осуществляется на основании оценки эксперта, анализа востребованности произведений автора у читателей, наличия положительных рецензий в средствах массовой информации, заслуг автора в области развития тамбовской литературы, литературных премий и т.д.».

 

– Ответ не по существу, так как не приведены ссылки на примеры качества произведений. Такой ответ дан, чтобы ввести суд в заблуждение.

Ссылка на наличие незаконного эксперта, тем более ничего не понимающего в поэзии, не даёт право государственному органу нарушать все законы ради удовлетворения амбиций привилегированных лиц. Во-первых, у прозаика Наседкина нет документа, что он эксперт по стихосложению. Его ему никто его не даст, пока он не сдаст экзамены. Во-вторых, предыдущие произведения никак не могут повлиять на последующие, ибо у всех поэтов стихи по качеству разные.

 

В-третьих, закупка библиотеками с обязательной санкции Управления низкокачественных по содержанию книг Дорожкиной и авторов детского кружка «Тропинка» не даёт оснований считать их востребованными. Наличие положительных рецензий при засилье обещанных дотаций от Управления говорит только о коррупции в СМИ, а «заслуги» Дорожкиной: премии, звания, ордена, медали, знаки, членство в различных комиссиях свидетельствуют о коррупции в управлении культа Дорожкиной и архивного дела. Только сравнительный анализ литературных произведений или конкурс при независимом и компетентном жюри поможет объективно выбрать высококачественные литературные произведения.

 

На конкурсах не обойтись без сравнений. Представим, что не я один подал стихи на рассмотрение, а ещё несколько человек. Как выбирать лучшие произведения? Согласно ответу на восьмой вопрос? Как глупо будут выглядеть члены Совета, если они вместо анализа стихов будут считать количество прочитанных произведений автора, подсчитывать, у кого больше положительных рецензий в средствах массовой информации, спорить, чьи заслуги авторов-претендентов значимей в области развития тамбовской литературы, у кого больше литературных премий и прочих наград! В ответе показано, что такой порядок отбора высококачественных литературных произведений Управление навязало Совету своим Положением, которое должно быть отменено.

 

– Вопрос № 8. Из комментариев Н.П.Лаврентьева следует, что в ответе Управления, он не увидел информации о ссылках «на примеры качества произведений». Однако в первоначальном запросе этот вопрос не ставился.

Кроме того, в своих комментариях Н.П.Лаврентьев, в очередной раз пытается оспорить правильность оценки его произведения, а не сам ответ Управления.

 

– Бухгалтерский ответ: «Выбор высококачественных литературных произведений осуществляется на основании оценки эксперта, анализа востребованности произведений автора у читателей, наличия положительных рецензий в средствах массовой информации, заслуг автора в области развития тамбовской литературы, литературных премий и т.д.» к определению литературного качества произведений отношения не имеет.

 

9. Почему Вы, представители Управления культуры, не знаете даже мудрых известных пословиц и поговорок, в частности: «всё познаётся в сравнении»?

 

– 9о. «Специалисты Управления в своей деятельности руководствуются не пословицами и поговорками, а нормативными правовыми актами, регламентирующими их деятельность».

 

– Если бы было так, то Управление не поступало бы вопреки нормам Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и наперекор Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305, согласующимся с данной пословицей.

 

– Вопрос № 9. Из комментариев Н.П.Лаврентьева не следует, почему ответ Управления дан не по существу. Кроме того, постановка Н.П.Лаврентьевым вопроса в первоначальном запросе, не корректна, поскольку информация, запрошенная Н.П.Лаврентьевым, не имеет отношения к деятельности государственного органа власти.

 

– Лицемерный ответ противоречит нормам Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305, согласующимся с данной пословицей.

 

10. Обязаны ли члены «Научного» совета разбираться в рассматриваемых вопросах, в данном случае знать азбуку стихосложения? На всех предшествующих судебных заседаниях они, включая Наседкина, не ответили ни на один теоретический вопрос.

 

– 10о. «В судебных заседаниях не исследовались теоретические знания членов Совета по стихосложению».

 

– Ответ не по существу на вопрос «Обязаны ли…»? Отказы отвечать на мои теоретические вопросы говорят о том, что исследовались незнания членов Совета по стихосложению.

А если бы не было судебных заседаний, то и вообще ответа не было бы?

 

– Вопрос № 10. Из комментариев Н.П.Лаврентьева следует, что он хотел в очередной раз обвинить членов Научного совета в «незнании азбуки стихосложения». Однако, Управление, фактически в каждом ответе, приведенном выше, указывало, что литературное образование не является определяющим для члена Научного совета. Необходимости наличия у членов Научного совета квалификации в «азбуке стихосложения» ни в одном судебном споре Управления с Н.П.Лаврентьевым установлено не было.

 

– Обязаны ли члены «Научного» совета разбираться в рассматриваемых вопросах, в данном случае знать азбуку стихосложения? Если нет, то лучше  пригласить бы дворников, они, во всяком случае, не зависят от Ивлиевой и Кузнецова. Результат был бы справедливым. Ссылка на заведомо неправосудные решения судов не корректна. Тем более что там были совсем другие темы – по вовремя ли ответило правление, по клевете. Доказательства неграмотности неучей Совета игнорировались, как не по существу дела.

 

11. Должно ли в протокол «Научного» совета заноситься всё, о чём говорилось на заседании, как положено в суде, например?

 

– 11о. «Все протоколы Научного совета максимально полно отражают обсуждение его членами вопросов, поставленных в повестку дня».

 

– В таком случае, заседание Совета не проводилось, а протокол был написан секретарём Т.А. Кротовой единолично. Поэтому в нём никаких фактов не отражено. Записала свои слова да Громовой Н.Д., которая принимала у меня заявления. Вот и весь Совет.

 

– Вопрос № 11. Из комментариев Н.П.Лаврентьева следует, что у него претензии не по существу данного Управлением ответа, а по оформлению протокола заседания и работе Научного совета.

 

– Ответ Управления доказал, что заседания Совета 14.04.2020 г. не было.

 

12. Если «Научный» совет констатирует, что стихи не выходят за рамки любительского уровня, и воздерживается от рекомендации их к изданию», то должно ли это мнение быть логично доказано на примерах, или достаточно голословного утверждения кого либо?

 

– 12о. «Научный совет в своей деятельности руководствуется законодательством  Российской Федерации и Тамбовской  области, Положением о нем, которыми не предусматривается предоставление рецензий автору при определении целесообразности издания его книги за счёт средств областного бюджета».

 

– Ответ заведомо вводит в заблуждение. Какими именно законодательствами  Российской Федерации и Тамбовской  области руководствуется Совет? Почему Совет игнорировал Федеральный закон от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевую программу «Культура Тамбовской области» за № 305? Разве есть другие законы, противоречащие названным? Управление проигнорировало, объявило бойкот настоящим законам и придумало свои фальшивые, в которых Совет отменил конкурсы. Федеральными и областными законами Совет не предусмотрен, он является изобретением местных коррупционеров от культуры. Разумеется, Совет по причине всеобщей поэтической безграмотности не может писать рецензии, о чём я не просил. Я просил, требовал предоставить доводы, в чём мои стихи хуже дорожкинских. Приводил я и доказательства, что они лучше – их никто не опроверг.

 

– Вопрос № 12. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев в очередной раз оценивает не ответ, данный Управлением, а законность и обоснованность существования Научного совета и решений принимаемых им.

В комментариях Н.П.Лаврентьев указывает что он «просил, требовал предоставить доводы, в чем» его «стихи хуже дорожкинских». Однако в первоначальном запросе, вопрос № 12 такого требования не содержал. К тому же по вопросу сравнительного анализа произведений Управление неоднократно информировало Н.П.Лаврентьева.

 

– Так почему же не было доказательств правоты Совета от Наседкина?

 

13. Так как члены «Научного» совета вместе со своим председателем В.И. Ивлиевой на суде, оправдываясь, ссылались именно на голословное заключение прозаика Наседкина, называя его «экспертом» поэзии, который, в лучшем случае, может быть лишь дилетантом, то почему Вы согласились с рекомендацией этого совета?

 

– 13о. «Ответом на этот вопрос является ответ на вопрос № 2.

2. Критерии отбора произведений, подлежащих изданию Управлением, определены «Положением об издательской деятельности Управления культуры и архивного дела Тамбовской области» (приказ управления от 29.11.2008 № 151), в соответствии с которым анализ целесообразности издания проводит Научный Совет. Причин недоверия к Научному совету у Управления не имеется. Это подтверждается и результатом проверки в июне т.г. прокуратурой Тамбовской области, которая запросила для изучения Положение о Научном Совете Управления, протоколы его заседаний, план издательской деятельности на 2010 год. Нарушений законодательства при анализе указанных документов не выявлено. Поэтому менять порядок отбора к изданию специально для Ваших произведений у Управления не было оснований».

 

– Ответ не по существу. Управление ушло от ответа, подтвердив коррупцию в своих рядах.

 

– Вопрос № 13. Из комментариев Н.П.Лаврентьева не следует, почему ответ Управления дан не по существу.

 

– На вопрос: «Почему Вы согласились с рекомендацией совета неучей в поэзии?» ответа не было!

 

14. Почему не предложено «Научному» совету обратиться перед своим заседанием  к Наседкину за разъяснением голословного отзыва, если в его активе нет вообще ни одного анализа стихотворения даже Дорожкиной?

 

– 14о. «Ответом на этот вопрос является ответ на вопрос № 6.

6. В соответствии с Положением Научный совет управления обладает правом запрашивать заключения, отзывы от организаций и физических лиц. Профессионализм Н.Н.Наседкина, как литератора, подтверждается уровнем его образования, оказанным ему доверием со стороны членов областного отделения Союза писателей (на общем собрании выбран председателем Правления на второй срок), его опытом в издании поэтических  сборников,  его  произведения  —  участники  многих международных выставок».

 

– Ответ не по существу. Мои доводы ответчиком не опровергнуты, значит, он согласился с тем, что Наседкин некомпетентен в стихах и все это знали.

 

– Вопрос № 14. Из комментариев Н.П.Лаврентьева не следует, почему ответ Управления дан не по существу (При оценке ответа на данный вопрос необходимо учитывать пояснения, приведенные в настоящем отзыве, на вопрос № 6)

 

– На вопрос № 14, если учесть, что Управление знало о некомпетентности Наседкина, можно было ответить только так:«Мы знаем, что Н.Н.Наседкин прозаик, а не поэт и, значит, некомпетентен в поэзии. Учитывая, что профессиональные поэты, такие как Л. Котова, В.Хворов уже рекомендовали  Ваши стихи, то мы решили не рисковать. Нам нужно продвигать в «Союз писателей» молодых членов из «Тропинки», а не Вас. Кроме того, Ваши произведения качеством дискредитируют стихи даже Дорожкиной В.Т., а мы на её возвышение успели растратить  только полбюджета Тамбовской области. Нам рановато идти под суд из-за Ваших стихов. Отказать Вам, это единственный наш выход. Поэтому мы и хаем Ваши стихи».

 

15. На стр. 4-7 книги «ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ» опубликованы  результаты анализа моих стихов и положительные рецензии-рекомендации членов Союза писателей поэтов Л. Котовой и В. Хворова. Почему Вы проигнорировали их?

 

– 15о. «При принятии решения о целесообразности издания Вашей книги за счёт средства областного бюджета члены Научного совета имели собственное право согласиться с мнением любого рецензента. Единогласно преимущество было отдано заключению Н.Н. Наседкина».

 

– Ответ не по существу. Почему единогласно преимущество было отдано заключению Н.Н. Наседкина? Не указано. Положительные рецензии-рекомендации членов Союза писателей поэтов Л. Котовой и В. Хворова были голословно отвергнуты перед мнением заведомо некомпетентного в стихах Наседкина. Его знания не исследовались никем и ни с одной стороны. Заведомая фальсификация, для оправдания с указанием на человека, заведомо к рассматриваемым обстоятельствам не имеющего никакого отношения, содержит признаки преступления сотрудников Управления, а именно, членов Совета. В частности, наблюдается дискриминация мнений профессиональных поэтов ради мнения не знающего азбуки стихотворчества не поэта Наседкина.

 

– Вопрос № 15. Из комментариев Н.П.Лаврентьева не следует, почему ответ Управления дан не по существу. Кроме того, в комментариях Н.П.Лаврентьев в очередной раз уходит от сути поставленного вопроса и оспаривает факт принятия решения принятого Научным советом.

 

– Почему Вы проигнорировали результаты анализа моих стихов и положительные рецензии-рекомендации членов Союза писателей поэтов Л. Котовой и В. Хворова? Где ответ?

 

16. Обязаны ли члены «Научного» совета считаться с правдой, с фактами и доказывать теоремы своих мнений, а не брать за аксиому мнения заведомо несведущих лиц из руководства?

 

– 16о. «Состав Научного совета сформирован из специалистов ряда отраслей культуры,  учёных. Каждый  из них имеет  личный профессиональный авторитет не только у руководства Управления, но и у коллектива, где работает. Поэтому при принятии решения они руководствуются собственным мнением».

 

– Ответ не по существу. Какое лицемерие! Учёных, даже специалистов в совете не было. Были одни неучи в поэзии. Какое может быть собственное мнение у неучей? Авторитет здесь ни причём. Даже «воры в законе», обладая неоспоримым авторитетом, обязаны мотивировать свои действия и высказывания. 

 

– Вопрос № 16. Комментарии Н.П.Лаврентьева по данному вопросу содержат некорректную оценку профессиональных качеств членов Научного совета. Из комментариев Н.П.Лаврентьева не следует, почему ответ Управления дан не по существу.

 

– Обязаны ли члены «Научного» совета считаться с правдой, с фактами и доказывать теоремы своих мнений, а не брать за аксиому мнения заведомо несведущих лиц из руководства? Где некорректная оценка профессиональных качеств членов Научного совета? А что они неучи в поэзии, они сами утверждали на судах словами: «Мы не обязаны знать азбуку стихосложения». Надо быть совсем бессовестными, чтоб оклеветать меня от своего недопонимания. Руководствоваться собственным мнением можно только в личной жизни, а в других сферах надо аргументировать.

 

17. Если кандидат на публикацию предлагает отредактированные и новые произведения, то обязан ли «Научный» совет принять их к рассмотрению? В моём случае он отказался принять и в прошлом году и в этом. Предлагал на дискете. Какой срок рассмотрения «Научным» советом предложенных публикаций?

 

– 17о. «Повторно ваши новые рукописи в Управление не поступали. Срок рассмотрения определён пунктом 5.1 Положения о научном Совете «Заседания научного Совета проводятся по мере необходимости, но не реже одного раза в год».

 

– Ответ не по существу. Управление до сих пор не ответило, что готово согласно Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305 принять мои литературные произведения на конкурс.

 

– Вопрос № 17. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев в очередной раз оценивает не ответ, данный Управлением, а выражает свое несогласие с порядком осуществления Управлением издательской деятельности.

 

– Обязан ли «Научный» совет принять их к рассмотрению новые произведения? Ответа нет.

 

18. Если никем из ответчиков не было доказано их мнение, что меня не публикуют якобы из-за недостатков в стихах, можно ли считать их действия  дискриминацией? Если нельзя, то почему?

 

– 18о. «15.06.2010г. решением Ленинского районного суда не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что по отношению к Вам со стороны Управления допущено нарушение конституционных прав на свободу творчества».

– Ответ не по существу. Здесь Управление должно было привести мои стихи и указать на их недостатки, а не ссылаться на суды. Если недостатков нет, то следовало извиниться и исправить допущенные нарушения. Причём здесь суд? Я о нём не упоминал в вопросе. Руководство Управления создало совет вопреки Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305. Данное обстоятельство доказывает, что дискриминация была запланирована Управлением. Права на свободу творчества нарушены дискриминацией, то есть я заведомо неправомерно был лишён стимулов, без чего творчество бессильно.

 

– Вопрос № 18. В ответе на данный вопрос, Управление сослалось на решение суда, поскольку факт отсутствия или наличия дискриминации в действиях Управления во взаимоотношениях с Н.П.Лаврентьевым, был предметом судебного разбирательства, решение по которому вступило в законную силу. В своих комментариях Н.П.Лаврентьев в очередной раз оценивает не ответ, данный Управлением, а выражает свое несогласие с порядком осуществления Управлением издательской деятельности.

 

– Факт отсутствия или наличия дискриминации в действиях Управления во взаимоотношениях с Н.П.Лаврентьевым, не был предметом судебного разбирательства ни в одном суде. Смотрите протоколы, где мои вопросы по этой теме отводились всеми судами. С противозаконным порядком осуществления Управлением издательской деятельности я никогда не соглашусь.

 

19. Почему на юбилей Дорожкиной были выделены бюджетные деньги, а на мой юбилей нет, хотя уже было доказано Управлению и не опровергнуто никем и нигде, даже в судах, что мои стихи лучше.

 

– 19о. «В.Т.Дорожкиной на празднование юбилея Управлением денег не выделялось».

 

– Это ложь! Неужели не понятно, что разговор идёт о её публикациях и премированиях? Я также не просил выделять деньги лично мне, тем более на юбилей, я просил издать книгу к моему юбилею 08.02. 2010 г.

 

– Вопрос № 19. Управление дало четкий и однозначный ответ на поставленный вопрос. Из комментариев следует, что Н.П.Лаврентьева не устраивает содержание ответа, а не то, что он дан не по существу вопроса.

 

– Лукавый ответ: «В.Т.Дорожкиной на празднование юбилея Управлением денег не выделялось» не соответствует вопросуПочему на юбилей Дорожкиной были выделены бюджетные деньги, а на мой юбилей нет, хотя уже было доказано Управлению и не опровергнуто никем и нигде, даже в судах, что мои стихи лучше? Все знают, что полгода проводились мероприятия по празднованию её юбилея. «Научный» совет задержал свой ответ мне на полгода как раз по этой причине, по словам Громовой.

Развод гаишников с помощью нового радара «Визир», или о нормальных судьях в глухой провинции

Развод гаишников с помощью нового радара Визир, или о нормальных судьях в глухой провинции

Данная история ничем особенно не привлекательна, за исключением интересной мотивировочной части решения.

Останавливают меня как то на трассе С-Петербург — Псков доблестный наряд ДПС, аж на 2-х патрульных машинах. При этом замечаю, что «невезучих» подобно мне около 6-8 водителей и приборчик «Визир» почему то стоит на крыше патрульного автомобиля, а не как обычно — в салоне.



 Когда доходит до меня очередь, инспектор показывает мне на экране своего лоп-топа фото моего авто и спрашивает: Ты? Получив утвердительный кивок, радостно констатирует что несколько километров ранее в д.Такаято мною превышена максимальная скорость движения на 39 км/ч. При этом второй инспектор замечает, что мне сильно повезло так как еще пара единиц и штрафик значительно бы вырос.

Учитывая усталось (несолько сотен км позади), зная что я точно на такое значение не превышал, помня об увиденном мною приборе на крыше патрульной авто, учитывая отсутствие на экране лоп-топа показателя замеренной скорости — знаю, что все равно буду обжаловать и сажусь в патрульный авто. В протоколе пишут местом совершения административного правонарушения — место остановки и вынесения постановления. Со всем соглашаюсь, получаю постановление и вперед домой. Странно, но меня при этом догоняют и настоятельно вручают квитанцию с реквизитами, не смотря на то что реквизиты проставлены на всех бланках постановлений. 

Через пару дней, не очень надеясь на удовлетворение, но тем не менее пишу жалобу в районный суд (не мировой). Прокатило, жалобу принимают и назначают рассмотрение. Не будучи уверенным в благоприятном исходе, учитывая удаленность районного суда по подведомственности (около 100 км.) заявляю просьбу рассмотреть в мое отсутствие через интернет на сайт суда.



Через некоторое время приходит решение — постановление отменить. Интересно, что судья применил ч.3 ст.28.6 КоАП «Про автоматические камеры». Сегодня история чуть было не повторилась!